История становления и развития психологии

Мифологические представления о душе

Человечество начинало с мифологической картины мира. Своим названием и первым определением психология обязана греческой мифологии, согласно которой Эрот, бессмертный бог любви, влюбился в красивую смертную женщину Психею. Любовь Эрота и Психеи была столь сильна, что Эроту удалось убедить Зевса превратить Психею в богиню, сделав ее бессмертной. Таким образом, влюбленные соединились навеки. Для греков этот миф был классическим образом истинной любви как высшей реализации человеческой души. Поэтому Психся — смертная, обретшая бессмертие, — стала символом души, ищущей свой идеал. Вместе с тем в этой прекрасной легенде о трудном пути Эрота и Психеи навстречу друг другу угадывается глубокая мысль о сложности овладения человеком своим духовным началом, своим разумом и чувствами.

Древние греки изначально понимали тесную связь души с ее физической основой. Такое же понимание этой связи прослеживается и в русских словах: «душа», «дух» и «дышать», «воздух». Уже в древнейшую эпоху в понятии души соединялось в единый комплекс присущее внешней природе (воздух), организму (дыхание) и независимой от тела сущности, управляющей жизненными процессами (дух жизни).

В ранних представлениях душа наделялась способностью выходить на волю из тела, пока человек спит, и жить собственной жизнью в его снах. Полагали, что в момент смерти человека душа покидает тело навсегда, вылетая через рот. Учение о переселении душ относится к одному из самых древних. Оно было представлено не только в Древней Индии, но и в Древней Греции, особенно в философии Пифагора и Платона.

Мифологическая картина мира, где тела заселяются душами (их «двойниками» или призраками), а жизнь зависит от произвола богов, веками царила в общественном сознании.

 

Картинки по запросу душа

Психологические знания в античный период

Психология как рациональное познание души человека зародилась в античности в недрах философии на основе созданной в этот период геоцентрической картины мира, ставившей человека в центр мироздания.

Античная философия восприняла от предшествовавшей мифологии понятие души. Практически все древние философы пытались выразить с помощью понятия души самое главное сущностное начало живой природы, рассматривая ее как причину жизни и познания.

Впервые человек, его внутренний духовный мир становится центром философского размышления у Сократа (469-399 до н.э.). В отличие от своих предшественников, занимавшихся преимущественно проблемами природы, Сократ сосредоточился на внутреннем мире человека, его убеждениях и ценностях, умении действовать в качестве разумного существа. Главную роль в психике человека Сократ отводил умственной деятельности, которая исследовалась в процессе диалогического общения. После его исследований понимание души наполнилось такими идеями, как «благо», «справедливость», «прекрасное» и т.д., которых физическая природа не знает.

Мир этих идей стал сердцевиной учения о душе гениального ученика Сократа — Платона (427-347 до н.э.).

Платон разработал учение о бессмертной душе, обитающей в смертном теле, покидающей его после смерти и возвращающейся в вечный сверхчувственный мир идей. Главное у Платона не в учении о бессмертии и переселении души, а в исследовании содержания ее деятельности (в современной терминологии в исследовании психической деятельности). Он показал, что внутренняя деятельность душ и дает знания о реальности сверхчувственного бытия, вечного мира идей. Каким же образом находящаяся в бренной плоти душа приобщается к вечному миру идей? Всякое знание, согласно Платону, есть воспоминание. При соответствующих усилиях и подготовке душа может вспомнить то, что ей довелось созерцать до своего земного рождения. Он учил, что человек «насаждение не земное, а небесное».

Платон впервые выявил такую форму психической деятельности, как внутренняя речь: душа размышляет, спрашивает сама себя, отвечает, утверждает и отрицает. Он первым попытался раскрыть внутреннюю структуру души, вычленив ее тройственный состав: высшую часть — разумное начало, среднюю — волевое начало и низшую часть души — чувственное начало. Разумная часть души призвана согласовывать низшие и высшие мотивы и побуждения, идущие от разных частей души. В сферу изучения души вводилась такая проблематика, как конфликт побуждений, и рассматривалась роль разума в его разрешении.

Ученик Платона — Аристотель (384-322 до н.э.), споря со своим учителем, возвратил душу из сверхчувственного в чувственный мир. Он выдвинул концепцию души как функции живого организма,, а не какой-то самостоятельной сущности. Душа, по Аристотелю, является формой, способом организации живого тела: «Душа есть суть бытия и форма не такого тела, как топор, а такого естественного тела, которое в самом себе имеет начало движения и покоя».

Аристотель выделил в организме различные уровни способностей к деятельности. Эти уровни способностей составляют иерархию уровней развития души.

Аристотель различает три вида души: растительную, животную и разумную. Два из них принадлежат к физической психологии, поскольку не могут существовать без материи, третья — метафизична, т.е. разум существует отдельно и независимо от физического тела как божественный разум.

Аристотель впервые ввел в психологию идею развития от низших уровней души к се высшим формам. При этом каждый человек в процессе превращения от младенца во взрослое существо проходит ступени от растительной к животной, а от нее к разумной душе. Согласно Аристотелю, душа, или «психе», — это двигатель, позволяющий организму реализовывать себя. Центр «психе» находится в сердце, куда поступают впечатления, передаваемые от органов чувств.

При характеристике человека Аристотель на первое место выдвигал знания, мышление и мудрость. Эта установка во взглядах на человека, присущая не только Аристотелю, но и античности в целом, была в значительной степени пересмотрена в рамках средневековой психологии.

 

Картинки по запросу средние века психология

Психология в Средние века

При изучении развития психологических знаний в эпоху Средневековья нужно учитывать целый ряд обстоятельств.

Психологии как самостоятельной области исследований в период Средневековья не существовало. Психологические знания включались в религиозную антропологию (учение о человеке).

Психологические знания Средневековья основывались на религиозной антропологии, которая особенно глубоко была разработана христианством, особенно такими «отцами церкви», как Иоанн Златоуст (347-407), Августин Аврелий (354-430), Фома Аквинский (1225-1274) и др.

Христианская антропология исходит из теоцентрической картины мира и основного принципа христианской догматики — принципа креационизма, т.е. творения мира Божественным разумом.

Современному научно ориентированному мышлению очень трудно понять учения святых отцов, которые носят преимущественно символический характер.

Человек в учении святых отцов предстает как центральное существо во Вселенной, высшая ступень в иерархической лестнице те арного, т.е. сотворенного Богом мира.

Человек есть центр Вселенной. Эта идея была известна и античной философии, которая рассматривала человека как «микрокосм», малый мир, объемлющий собой все мироздание.

Христианская антропология не отказалась от идеи «микрокосма», но святые отцы существенно изменили ее смысл и содержание.

«Отцы церкви» считали, что природа человека связана со всеми основными сферами бытия. Своим телом человек связан с землей: «И создал Господь Бог человека из праха земного и вдунул в лицо его дыхание жизни, и стал человек душою живою», — говорится в Библии. Чувствами человек связан с материальным миром, душой — с духовным миром, разумная часть которой способна восходить к самому Творцу.

Человек, учат святые отцы, двойственен по своей природе: один его компонент — внешний, телесный, а другой — внутренний, духовный. Душа человека, питая тело, с которым она вместе создана, находится в теле повсюду, а не сосредоточена в одном каком-то месте. Святые отцы вводят различие между «внутренним» и «внешним» человеком: «Богсотворил внутреннего человека и слепил внешнего; слеплена плоть, сотворена же душа»*. Говоря современным языком, внешний человек есть явление природное, а внутренний человек — сверхприродное явление, есть нечто таинственное, непознаваемое, божественное.

В отличие от интуитивно-символического, духовно-опытного пути познания человека в восточном христианстве, западное христианство пошло по пути рационального постижения Бога, мира и человека, выработав такой специфический тип мышления, как схоластика (конечно, наряду со схоластикой в западном христианстве существовали и иррационалистические мистические учения, но не они определяли духовный климат эпохи). Апелляция к рациональности в конечном итоге привела к переходу цивилизации Запада в Новое время от теоцснтрической к антропоцентрической картине мира.

 

Психологическая мысль эпохи Возрождения и Нового времени

Гуманистическое движение, зародившееся в Италии в XV в. и распространившееся в Европе в XVI в., получило название «Возрождение». Возрождая античную гуманистическую культуру, эта эпоха способствовала освобождению всех наук и искусств от догматов и ограничений, наложенных на них средневековыми религиозными представлениями. В результате довольно активно стали развиваться и сделали значительный шаг вперед естественные, биологические и медицинские науки. Началось и движение в направлении формирования психологического знания в самостоятельную науку.

Громадное влияние на психологическую мысль XVII-XVIII вв. оказала механика, ставшая лидером естественных наук.Механическая картина природы обусловила новую эпоху в развитии европейской психологии.

Начало механическому подходу к объяснению психических явлений и сведению их к физиологии было положено французским философом, математиком и естествоиспытателем Р. Декартом (1596-1650), который первым разработал модель организма как автомата или системы, работающей подобно искусственным механизмам в соответствии с законами механики. Тем самым живой организм, который раньше рассматривался как одушевленный, т.е. одаренный и управляемый душой, освобождался от ее определяющего влияния и вмешательства.

Р. Декарт ввел понятие рефлекса, ставшее впоследствии фундаментальным для физиологии и психологии. В соответствии с декартовой схемой рефлекса внешний импульс передавался в мозг, откуда происходила ответная реакция, приводящая в движение мышцы. Им давалось объяснение поведению как чисто рефлекторному феномену без обращения к душе как движущей телом силе. Декарт надеялся, что со временем не только простые движения — такие, как защитная реакция зрачка на свет или руки на огонь, — но и самые сложные поведенческие акты удастся объяснить открытой им физиологической механикой.

До Декарта веками считалось, что вся деятельность по восприятию и обработке психического материала производится душой. Он же доказывал, что телесное устройство и без нее способно успешно справляться с этой задачей. Каковы же функции души?

Р. Декарт рассматривал душу как субстанцию, т.е. сущность, не зависящую ни от чего другого. Душа определялась им по единственному признаку — непосредственной осознаваемости своих явлений. Ее предназначение заключалось в знании субъекта о собственных актах и состояниях, незримых ни для кого иного. Тем самым произошел поворот в понятии о «душе», ставший опорным для следующего этапа в истории построения предмета психологии. Отныне этим предметом становится сознание.

Декартом на основе механистического подхода был поставлен теоретический вопрос о взаимодействии «души и тела», который в дальнейшем стал предметом обсуждения для множества ученых.

Еще одна попытка построить психологическое учение о человеке как целостном существе была сделана одним из первых оппонентов Р. Декарта — голландским мыслителем Б. Спинозой (1632-1677), который рассматривал все многообразие чувств человека (аффектов) в качестве побудительных сил человеческого поведения. Им был обоснован важный для понимания психических явлений общенаучный принцип детерминизма — всеобщей причинной обусловленности и естественной научной объясни мости любых явлений. В науку он вошел в форме следующего утверждения: «Порядок и связь идей те же, что и порядок и связь вещей».

Тем не менее современник Спинозы немецкий философ и математик Г.В. Лейбниц (1646-1716) рассматривал соотношение духовных и телесных явлений на основе психофизиологического параллелизма, т.е. независимого и параллельного их сосуществования. Он считал зависимость психических явлений от телесных иллюзией. Душа и тело действуют самостоятельно, однако между ними существует предустановленная гармония на основе Божественного разума. Доктрина психофизиологического параллелизма нашла многих сторонников в годы становления психологии как науки, в настоящее же время принадлежит истории.

Другая идея Г.В. Лейбница о том, что каждая из бесчисленного множества монад (от греч. monos — единое), из которых состоит мир, «психична» и наделена способностью воспринимать все, что происходит во Вселенной, нашла неожиданное эмпирическое подтверждение в некоторых современных концепциях сознания.

Следует отметить также, что Г. В. Лейбниц ввел понятие «бессознательное» в психологическую мысль Нового времени, обозначив неосознаваемые восприятия «малыми перцепциями». Осознание восприятий становится возможным благодаря тому, что к простой перцепции (восприятию) присоединяется особый психический акт — апперцепция, включающий память и внимание. Идеи Лейбница существенно изменили и расширили представление о психическом. Его понятия о бессознательной психике, малых перцепциях и апперцепции прочно вошли в научное психологическое знание.

Другое направление в становлении новоевропейской психологии связано с английским мыслителем Т. Гоббсом (1588-1679), который начисто отвергал душу как особую сущность и считал, что в мире нет ничего, кроме материальных тел, движущихся по законам механики. Психические явления подводились им под действие механических законов. Т. Гоббс считал, что ощущения являются прямым результатом воздействия материальных предметов на организм. По закону инерции, открытому Г. Галилеем, из ощущений в виде их ослабленного следа появляются представления. Они образуют последовательность мыслей в том же порядке, в каком сменялись ощущения. Такая связь получила впоследствии название ассоциации. Т. Гоббс провозгласил разум продуктом ассоциации, имеющей своим источником прямое воздействие материального мира на органы чувств.

До Гоббса в психологических учениях царил рационализм (от лат. pationalis  разумный). Начиная с него, за основу познания был принят опыт. Рационализму Т. Гоббс противопоставил эмпиризм (от греч. empeiria — опыт), от которого возникла эмпирическая психология.

В разработке этого направления видная роль принадлежала соотечественнику Т. Гоббса — Дж. Локку (1632-1704), который в самом опыте выделил два источника: ощущение и рефлексию, под которой понимал внутреннее восприятие деятельности нашего ума. Понятие рефлексии прочно вошло в психологию. С именем Локка связан и такой метод психологического познания, как интроспекция, т.е. внутреннее самонаблюдение за идеями, образами, представлениями, чувствами, какими они являются «внутреннему взору» наблюдающего за ним субъекта.

Начиная с Дж. Локка, предметом психологии становятся явления сознания, которые порождают два опыта — внешний, исходящий от органов чувств, и внутренний, накапливаемый собственным разумом индивида. Под знаком этой картины сознания складывались психологические концепции последующих десятилетий.

 

Зарождение психологии как науки

В начале XIX в. стали вырабатываться новые подходы к психике, основанные не на механике, а на физиологии, которая превратила организм в объект экспериментального изучения. Умозрительные воззрения прежней эпохи физиология переводила на язык опыта и исследовала зависимость психических функций от строения органов чувств и мозга.

Открытие различий между чувствительными (сенсорными) и двигательными (моторными) нервными путями, ведущими в спинной мозг, позволило объяснить механизм связи нервов как «рефлекторную дугу», возбуждение одного плеча которой закономерно и необратимо приводит в действие другое плечо, порождая мышечную реакцию. Это открытие доказывало зависимость функций организма, касающихся его поведения во внешней среде, от телесного субстрата, что было воспринято как опровержение учения о душе как особой бестелесной сущности.

Изучая воздействие стимулов на нервные окончания органов чувств, немецкий физиолог Г.Э. Мюллер (1850-1934) сформулировал положение о том, что никакой иной энергией, кроме известной физике, нервная ткань не обладает. Это положение было возведено в ранг закона, в результате чего психические процессы перемещались в тот же ряд, что и зримая под микроскопом и препарируемая скальпелем нервная ткань, которая их порождает. Оставалось, правда, неясным главное — каким образом совершается чудо порождения психических явлений.

Немецкий физиолог Э.Г. Вебер (1795-1878) определил зависимость между континуумом ощущений и континуумом вызывающих их физических стимулов. В ходе экспериментов обнаружилось, что существует вполне определенное (для разных органов чувств различное) отношение между первоначальным раздражителем и последующим, при котором субъект начинает замечать, что ощущение стало другим.

Основы психофизики как научной дисциплины были заложены немецким ученым Г. Фехнером (1801 — 1887). Психофизика, не затрагивая вопроса о причинах психических явлений и их материальном субстрате, выявляла эмпирические зависимости на основе внедрения эксперимента и количественных методов исследования.

Работы физиологов по изучению органов чувств и движений готовили новую психологию, отличающуюся от традиционной психологии, тесно связанной с философией. Была создана почва для отделения психологии и от физиологии, и от философии в качестве отдельной научной дисциплины.

В конце XIX в. почти одновременно сложилось несколько программ построения психологии как самостоятельной дисциплины.

Наибольший успех выпал на долю В. Вундта (1832-1920), немецкого ученого, который пришел в психологию из физиологии и первым принялся собирать и объединять в новую дисциплину созданное различными исследователями. Назвав эту дисциплину физиологической психологией, Вундт занялся изучением проблем, заимствованных у физиологов — изучением ощущений, времени реакций, ассоциаций, психофизики.

Организовав в 1875 г. в Лейпциге первый психологический институт, В. Вундт решил изучать содержание и структуру сознания на научной основе путем выделения во внутреннем опыте простейших структур, положив началоструктуралистскому подходу к сознанию. Сознание было разбито на психические элементы (ощущения, образы), которые и стали предметом изучения.

Уникальным предметом психологии, никакой другой дисциплиной не изучаемой, был признан «непосредственный опыт». Главным методом — интроспекция, суть которого заключалась в наблюдении субъекта за процессами в своем сознании.

Метод экспериментальной интроспекции имеет существенные недостатки, которые очень быстро привели к отказу от программы исследования сознания, предложенной В. Вундтом. Недостаток метода интроспекции для построения научной психологии — его субъективность: каждый испытуемый описывает свои переживания и ощущения, которые не совпадают с ощущениями другого испытуемого. Главное же состоит в том, что сознание не слагается из каких-то застывших элементов, а находится в процессе развития и постоянного изменения.

К концу XIX в. иссяк энтузиазм, который некогда пробудила вундтова программа и заложенное в ней понимание предмета психологии навсегда потеряло доверие. Многие ученики Вундта порвали с ним и пошли другим путем. В настоящее время вклад В. Вундта видят в том, что он показал, каким путем не должна идти психология, поскольку научное знание развивается не только путем подтверждения гипотез и фактов, но и их опровержения.

Осознавая неудачу первых попыток построения научной психологии, немецкий философ В. Дилыпей (1833-1911) выдвинул идею «двух исихологий»: экспериментальной, родственной по своему методу естественным наукам, и другой психологии, которая взамен экспериментального изучения психики занимается интерпретацией проявления человеческого духа. Он отделил изучение связей психических явлений с телесной жизнью организма от их связей с историей культурных ценностей. Первую психологию он назвал объяснительной, вторую — понимающей.

 

Западная психология в XX столетии

В западной психологии XX в. принято выделять три основные школы, или, пользуясь терминологией американского психолога Л. Маслоу (1908-1970), три силы: бихевиоризм, психоанализ и гуманистическую психологию. В последние десятилетия весьма интенсивно разрабатывается четвертое направление западной психологии — трансперсональнаяпсихология.

Исторически первым был бихевиоризм, который получил свое название от провозглашенного им понимания предмета психологии — поведения (от англ. behavior — поведение).

Основоположником бихевиоризма в западной психологии считается американский зоопсихолог Дж. Уотсон (1878-1958), поскольку именно он в статье «Психология, как ее видит бихевиорист», опубликованной в 1913 г., выступил с призывом создать новую психологию, констатировав тот факт, что за полстолетия своего существования в качестве экспериментальной дисциплины психологии так и не удалось занять достойного места среди естественных наук. Причину этого Уотсон усмотрел в ложном понимании предмета и методов психологического исследования. Предметом психологии, по Дж. Уотсону, должно стать не сознание, а поведение.

Субьективный метод внутреннего самонаблюдения соответственно должен быть заменен объективными методамивнешнего наблюдения за поведением.

Через десять лет после программной статьи Уотсона бихевиоризм стал властвовать почти во всей американской психологии. Дело в том, что прагматическая направленность исследований психической деятельности в США была обусловлена запросами со стороны экономики, а в дальнейшем — со стороны средств массовых коммуникаций.

Бихевиоризм включил учение И.П. Павлова (1849-1936) об условном рефлексе и стал рассматривать поведение человека под углом зрения условных рефлексов, формируемых под воздействием социальной среды.

Первоначальная схема Дж. Уотсона, объясняющая поведенческие акты как реакцию на предъявляемые стимулы, была далее усовершенствована Э. Толменом (1886-1959) путем введения посредствующего звена между стимулом из окружающей среды и реакцией индивида в виде целей индивида, его ожиданий, гипотез, когнитивной карты мира и т.п. Введение посредствующего звена несколько усложнило схему, но не изменило ее сути. Общий подход бихевиоризма к человеку как животному, отличающемуся словесным поведением, остался неизменным.

В работе американского бихевиориста Б. Скиннера (1904-1990) «По ту сторону свободы и достоинства» понятия свободы, достоинства, ответственности, морали рассматриваются с позиций бихевиоризма как производные от «системы стимулов», «подкрепительных программ» и оцениваются как «бесполезная тень в человеческой жизни».

Наиболее сильное влияние на западную культуру оказал психоанализ, разработанный 3. Фрейдом (1856-1939). Психоанализ внес в западноевропейскую и американскую культуру общие понятия «психологии бессознательного», представления об иррациональных моментах деятельности человека, конфликтности и расщепленности внутреннего мира личности, «репрессивности» культуры и общества и т.д. и т.п. В отличие от бихевиористов, психоаналитики стали изучать сознание, строить гипотезы о внутреннем мире личности, вводить новые термины, претендующие на научность, но не поддающиеся эмпирической проверке.

В психологической литературе, в том числе и в учебной, заслуга 3. Фрейда усматривается в его обращении к глубинным структурам психики, к бессознательному. Дофрейдовская психология в качестве объекта исследования брала нормального, физически и психически здорового человека и главное внимание уделяла феномену сознания. Фрейд же, став исследовать как психиатр внутренний психический мир невротизированных личностей, разработал весьмаупрощенную модель психики, состоящую из трех частей — сознательной, бессознательной и сверхсознатсльной. В этой модели 3. Фрейд не открыл бессознательное, поскольку феномен бессознательного был известен еще с античности, а поменял сознание и бессознательное местами: бессознательное стаю центральным компонентом психики, нал которым надстраивается сознание. Само же бессознательное трактовалось им как сфера инстинктов и влечений, главным из которых является сексуальный инстинкт.

Теоретической модели психики, разработанной применительно к психике больных индивидуумов с невротическими реакциями, был придан статус общетеоретической модели, объясняющей функционирование психики вообще.

Несмотря на явное различие и, казалось бы, даже противоположность подходов, бихевиоризм и психоанализ сходны между собой — оба эти направления строили психологические представления, не прибегая к духовным реалиям. Недаром представители гуманистической психологии пришли к выводу, что обе главные школы — бихевиоризм и психоанализ — не видели в человеке специфически человеческого, игнорировали реальные проблемы человеческой жизни — проблемы добра, любви, справедливости, а также роль нравственности, философии, религии и были ничем иным, как «клеветой на человека». Все эти реальные проблемы рассматриваются как производные от основных инстинктов или социальных отношений и коммуникаций.

«Западная психология XX в., — как пишет С. Гроф, — создала весьма негативный образ человека — какой-то биологической машины с инстинктивными импульсами звериной природы».

Гуманистическая психология в лице Л. Маслоу (1908-1970), К. Рождерса (1902-1987). В. Франкла (р. 1905) и других поставила своей задачей введение реальных проблем в сферу психологических исследований. Предметом психологических исследований представители гуманистической психологии считали здоровую творческую личность. Гуманистическая ориентация выражалась в том, что в качестве базисных потребностей человека рассматривались любовь, творческий рост, высшие ценности, смысл.

Гуманистический подход дальше всех других отходит от научной психологии, отводя главную роль личному опыту человека. По мнению гуманистов, индивидуум способен к самооценке и может самостоятельно находить путь к расцвету своей личности.

Наряду с гуманистическим направлением в психологии неудовлетворенность попытками построить психологию на мировоззренческой базе естествен но-научного материализма высказывает и трансперсональная психология, которая провозглашает необходимость перехода к новой парадигме мышления.

Первым представителем трансперсональной ориентации в психологии считают швейцарского психолога К.Г. Юнга (1875-1961), хотя сам Юнг называл свою психологию не трансперсональной, а аналитической. Отнесение К.Г. Юнга к предтечам трансперсональной психологии проводится на том основании, что он считал возможным для человека и преодолеть узкие границы своего «Я» и личного бессознательного, и соединиться с высшим «Я», высшим разумом, соразмерным всему человечеству и космосу.

Юнг разделял взгляды 3. Фрейда вплоть до 1913 г., когда он опубликовал программную статью, в которой показал, что Фрейд совершенно неправомерно свел всю человеческую деятельность к биологически унаследованному сексуальному инстинкту, тогда как инстинкты человека имеют не биологическую, а всецело символическую природу. К.Г. Юнг не игнорировал бессознательное, а уделяя большое внимание его динамике, дал новую трактовку, суть которой втом, что бессознательное — это не психобиологическая свалка отторгнутых инстинктивных тенденций, вытесненных воспоминаний и подсознательных запретов, а творческий, разумный принцип, связывающий человека со всем человечеством, с природой и космосом. Наряду с индивидуальным бессознательным, существует и коллективное бессознательное, которое, будучи ио своей природе сверхличным, трансперсональным, образует всеобщее основание душевной жизни каждого человека. Именно эта идея Юнга была развита в трансперсональной психологии.

Основоположник транспсрсональной психологии американский психолог С. Гроф констатирует, что мировоззрение, основанное на естествен но-научном материализме, уже давно устаревшее и ставшее анахронизмом для теоретической физики XX в., все еще продолжает считаться научным в психологии, в ущерб ее будущему развитию. «Научная» психология не может объяснить духовной практики целительства, ясновидения, наличия паранормальных способностей у индивидов и целых социальных групп, сознательный контроль внутренних состояний и т.д.

Атеистический, механистический и материалистический подход к миру и существованию, считает С. Гроф, отражает глубокое отчуждение от сердцевины бытия, отсутствие подлинного понимания себя и психологическое подавление трансперсональных сфер собственной психики. Это означает, согласно взглядам сторонников трансперсональной психологии, что человек идентифицирует себя лишь с одним частичным аспектом своей природы — с телесным «Я» и хилотропным (т.е. связанным с материальной структурой мозга) сознанием.

Такое усеченное отношение к самому себе и к собственному существованию чревато в конечном счете ощущением тщетности жизни, отчужденностью от космического процесса, а также ненасытными потребностями, состязательностью, тщеславием, которые не в состоянии удовлетворить никакое достижение. В коллективном масштабе такое человеческое состояние приводит к отчуждению от природы, к ориентации на «безграничный рост» и зацикливанию на объектных и количественных параметрах существования. Как показывает опыт, такой способ бытия в мире предельно деструктивен и на личном, и на коллективном уровне.

Трансперсональная психология рассматривает человека как космическое и духовное существо, неразрывно связанное со всем человечеством и Вселенной, обладающее возможностью доступа к общемировому информационному полю.

В последнее десятилетие опубликовано множество работ по трансперсональной психологии, а в учебниках и в учебных пособиях это направление преподносится как новейшее достижение в области развития психологической мысли без какого-либо анализа последствий применяемых при исследовании психики методов. Методы трансперсональной психологии, претендующей на познание космического измерения человека, между тем не связаны с понятиями нравственности. Эти методы направлены на формирование и трансформацию особых, измененных состояний человека с помощью дозированного применения наркотиков, различных вариантов гипноза, гипервентиляции легких и т.п.

Несомненно, что исследования и практика трансперсональной психологии обнаружили связь человека с космосом, выход сознания человека за обычные барьеры, преодоление во время транс- персональных переживаний ограничений пространства и времени, доказали само наличие сферы духовного и многое другое.

Но в целом этот путь исследования психики человека представляется весьма пагубным и опасным. Методы трансперсональной психологии рассчитаны на то, чтобы, сломив естественные защитные силы, проникнуть в духовное пространство личности. Транс- персональные переживания наступают в состоянии одурманенно- сти человека наркотиком, гипнозом или усиленным дыханием и не приводят к духовному очищению и духовному росту.

 

 

Становление и развитие отечественной психологии

Пионером психологии как науки, предметом которой является не душа и даже не сознание, а психически регулируемое поведение, можно по праву считать И.М. Сеченова (1829-1905), а не американца Дж. Уотсона, поскольку первый еще в 1863 г. в трактате «Рефлексы головного мозга» пришел к выводу о том, что саморегуляция поведения организма посредством сигналов является предметом психологического исследования. Позднее И.М. Сеченов стал определять психологию как науку о происхождении психической деятельности, к которой относил восприятие, память, мышление. Он считал, что психическая деятельность строится по типу рефлекса и включает в себя вслед за восприятием среды и его переработкой в головном мозгу ответную работу двигательного аппарата. В работах Сеченова впервые в истории психологии предмет этой науки стал охватывать не только явления и процессы сознания и бессознательной психики, но и весь цикл взаимодействия организма с миром, включая его внешние телесные действия. Поэтому для психологии, по мысли И.М. Сеченова, единственно надежным является объективный, а не субъективный (интроспективный) метод.

Сеченовские идеи оказали влияние на мировую науку, но в основном они получили развитие в России в учениях И.П. Павлова (1849-1936) и В.М. Бехтерева (1857-1927), трудами которых был утвержден приоритет рефлексологического подхода.

В советский период российской истории в первые 15-20 лет советской власти обнаружился необъяснимый, на первый взгляд, феномен — невиданный взлет в целом ряде научных областей — физике, математике, биологии, лингвистике, в том числе и в психологии. Например, только в 1929 г. в стране вышло около 600 названий книг по психологии. Возникают новые направления: в области психологии обучения — педология, в области психологии трудовой деятельности — психотехника, проводились блестящие работы по дефектологии, судебной психологии, зоопсихологии.

В 30-е гг. по психологии были нанесены сокрушительные удары постановлениями ЦК ВКП(б) и почти все основные психологические концепции и психологические исследования вне рамок марксистских установок были запрещены. Исторически психология сама способствовала подобному отношению к исследованиям в области психики. Психологи — сначала в теоретических исследованиях и стенах лабораторий — как бы отодвигали на второй план, а затем и вовсе отрицали у человека право на бессмертную душу и духовную жизнь. Затем на смену теоретикам пришли практики и стали обращаться с людьми как с бездушными объектами. Этот приход был не случайным, а подготовленным предыдущим развитием, в котором свою роль сыграла и психология.

К концу 50-х — началу 60-х гг. сложилась ситуация, когда психологии была отведена роль раздела в физиологии высшей нервной деятельности и комплекса психологических знаний в марксистско-ленинской философии. Психология понималась как наука, изучающая психику, закономерности ее появления и развития. Понимание психики базировалось на ленинской теории отражения. Психика определялась как свойство высокоорганизованной материи — мозга отражать действительность в форме психических образов. Психическое отражение рассматривалось как идеальная форма существования материального. Единственно возможной мировоззренческой основой психологии был диалектический материализм. Реальность духовного как самостоятельной сущности не признавалась.

Даже в этих условиях советскими психологами, такими, как С.Л. Рубинштейн (1889-1960), Л.C. Выготский (1896-1934), Л.Н. Леонтьев (1903-1979), ДН. Узнадзе (1886-1950), А.Р. Лурия (1902-1977), был сделан немалый вклад в мировую психологию.

В постсоветскую эпоху перед отечественной психологией открылись новые возможности и встали новые проблемы. Развитие отечественной психологии в современных условиях уже не соответствовало жестким догмам диалектико-материалистической философии, что, безусловно, предоставляет свободу творческого поиска.

В настоящее время в отечественной психологии существует несколько ориентаций.

Марксистски ориентированная психология. Хотя эта ориентация перестала быть доминирующей, единственной и обязательной, однако долгие годы сформировали парадигмы мышления, которые определяют психологические исследования.

Западнически ориентированная психология представляет собой ассимиляцию, адаптацию, подражание западным течениям в психологии, которые были отторгаемы предыдущим режимом. Обычно на путях подражания продуктивные идеи не возникают. К тому же основные течения западной психологии отражают психику западноевропейского человека, а не русского, китайца, индуса и т.д. Поскольку универсальной психики не существует, теоретические схемы и модели западной психологии универсальностью не обладают.

Духовно ориентированная психология, направленная на восстановление «вертикали человеческой души», представлена именами психологов Б.С. Братуся, Б. Ничипорова, Ф.Е. Василюка, В.И. Сло- бодчикова, В.П. Зинченко и В.Д. Шадрикова. Духовно ориентированная психология опирается на традиционные духовные ценности и признание реальности духовного бытия.